ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ (ПЕРСПЕКТИВЫ КОСМОПЛАНЕТАРНОЙ ФУТУРОЛОГИИ)

Казначеев Влаиль Петрович

Казначеев Влаиль Петрович – академик Российской академии наук, ученый-энциклопедист, эколог, социолог, медик-клиницист, философ. Лауреат престижной премии Кембриджского университета «Международный человек года»(1997), «Международный человек тысячелетия» (1999). Лауреат высшей награды Международного межакадемического союза «Звезда Вернадского» 1-й степени (1999).

В истории социально-демографического движения выделяются отчетливо две тенденции. Процессы развития и закрепления поведения отдельных наций, национальных эволюций – естественное восприятие прошлого, экологических и социальных особенностей, объединений, образа жизни, самосохранения, психологического единства (родства), досуга, отдыха, различных форм искусства, национальных обычаев.

В то же время отчетливо видны социальные механизмы взаимодействия различных национальных культур, формирование новых социально-культурных движений и традиций. Все больше доминируют процессы интеграции культуры, науки, экологии, энергетики, технологий.

В то же время отчетливо видны социальные механизмы взаимодействия различных национальных культур, формирование новых социально-культурных движений и традиций. Все больше доминируют процессы интеграции культуры, науки, экологии, энергетики, технологий.

За последние века (XIX–XX–XXI) эти особенности все более расширяются, техника, наука, политика, экономика все более направлены к расширению культурной интеграции.

Современное состояние многополюсного (политического, экономического) планетарного мира по своей сущности стимулирует механизмы интеграции культуры. В социологических работах такого масштаба это отчетливо выражается (Питирим Сорокин1, Л.Н. Гумилев2 и др.) в XIX–XX–XXI веках.

В России были фундаментальные попытки выделить общность такой глобальной интеграции в работах Д.С. Лихачева. В его проекте «Международная декларация прав культуры»3 было предложено обсудить и принять декларацию прав культуры как международное согласие. К сожалению, эти исторические работы академика Д.С. Лихачева остались без политического внимания.

Международная, глобальная практика, несомненно, подтверждает развитие таких программ международной интеграции культуры. Само объединение культуры развивается, и уже очевидно, что без широкой международной интеграции всех видов культуры человечество в XXI веке подходит к критической черте (технологии, коммерция, религии, новые формы искусства, литературы, Интернета, миграция и др.). История культуры славянских народов Европы, евразийской России содержит такое новое начинание, как планетарное видение (В.И. Вернадский, А.Л. Чижевский, Тейяр де Шарден, Н.А. Бердяев). В работе «О перспективах Славянской академии»4 были изложены исторические тенденции такой интеграции культуры5.

В данной работе описаны возможные перспективы космопланетарной футурологии как пути глобальной интеграции культуры.

Величайшим достижением человеческого интеллекта были работы отечественных космистов: Н.И. Умова, А.Л. Чижевского, К.Э. Циолковского и особенно В.И. Вернадского. По-видимому, и Н.А. Козырев относится к этой плеяде. Напомню, что В.И. Вернадский писал: «В геологической истории биосферы перед человечеством открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление». Далее он продолжает: «В историческом состязании, например в войне такого масштаба, в конце концов побеждает тот, кто этому закону следует. Нельзя безнаказанно идти против принципа единства всех людей как закона природы. Я употребляю здесь понятие закона природы, как это теперь все больше входит в жизнь в области физико-химических наук, как точно установленное эмпирическое обобщение». Это было сказано в 1945 г. Прошло более полувека. Нужно вернуться к этим выводам В.И. Вернадского, но не подтверждать их просто расширением, а вернуться к той мысли, которая заложена мудростью этих слов.

1. Если существует космический интеллект и на планете Земля возникает часть живого вещества, которое принципиально отличается в своей естественно-природной функции и структуре от косного, то мы можем сказать, что планета Земля в космическом пространстве с его живым интеллектуальным миром – это лишь планетарная доля, которая имеет свои стадии, свою эволюцию. Во-первых, это появление живого вещества в виде гетеротрофных организмов, которые стали усваивать потоки лучистой, тепловой, атомной энергии и воспроизводить свои тела за счет такого синтеза. По видимому, здесь включаются и другие механизмы спинорно-торсионных и неизвестных нам гравитационных завихрений. Так проходит около 3 млрд лет. Постепенно формируются гетеротрофные организмы (их оболочки), в которых начинают появляться факультативные автотрофы, потребляющие гетеротрофные тела в качестве питания и энергии (И.И. Мечников). Далее за последний миллиард лет (фанерозой) развивается быстрый всплеск автотрофных организмов. Автотрофные организмы имеют преимущество в том, что, потребляя питательные вещества и энергию за счет гетеротрофной среды, в процессах эволюции начинают концентрироваться информационные механизмы. Начинается эпоха концентрации и накопления информации, которая копится в биохимических полевых структурах, в поведенческих обучающих системах, та цефилизация Дана, о которой пишет В.И. Вернадский, затем появление нервных и более сложных узлов и, наконец, возникновение мозга. Мозг – это следующая стадия накопления информации. Здесь уже вопрос соотношения энергии пространства и времени начинает смещаться в пользу накопления информации, где живые системы могут «уходить» в свое далекое прошлое и из него восстанавливаться в настоящее и в будущее. Постепенно появляются организмы, у которых интеллект становится более выраженным, и их управление трофическим процессом характеризуется орудием труда, накоплением опыта, социальной организацией. Таким образом, постепенно формируется система, в которой существует сегодня Земной шар. Эта система в космосе со своим интеллектом находится в стадии противопоставления. Она как бы смотрит на космос как на источник энергии, материалов, новых элементов, как на среду, в которой могут существовать внеземные живые формы, конкурирующие с земными формами. Поэтому понятие человеческого интеллекта – это, по существу, пока еще историческое представление нашего времени. Интеллект находится в стадии развития, он ищет свой путь. Развитие геополитических полюсов, подмена человеческой живой сущности денежной, рыночной системами – пути поиска, но это поиски эгоизированного пути, планета в целом все больше и больше эгоизируется. Вертикаль власти, сила денег, могущество отдельных людей – это болезни, это новая форма эпидемии или очагов болезни, которые могут оказаться смертельными. Наконец, эта «эпидемия» приводит к тому, что человек вмешивается в генетические структуры биосферы, генетический дефолт угрожает всему биосферному чехлу, потому что макромолекулярные механизмы могут изменить свой ход, если человечество будет внедряться в полевые, физические, космофизические пейзажи на поверхности планеты или в ближнем космосе. Более того, человечество входит в состояние генетического дефолта само по себе, потому что генетические микромутации или эпигенетические свойства, накопленные в прошлой эволюции, могли выживать, наследоваться (если они имели положительные черты для выживания в любом варианте, особенно в космопсихологическом). Теперь это выживание зависит от заработка, от преимуществ власти. Являются ли сегодня властные структуры геополитических полюсов или стран инструментом космического интеллекта или это планетарная болезнь, которая возникла на планете и противоречит идеям космического интеллекта?

Создатель жизни на Земле – это создатель Космоса, это бесконечная космическая живая интеллектуальная бесконечность, где монады, не имеющие ни пространства, ни времени, ни материальности, больше бесконечности. Мы же сегодня привели систему на Земле к формуле, где бесконечность больше монады, и как только мы перешли этот рубеж, мы определили, по существу, свою гибель. По главному принципу тот естественный и социальный отбор, который во все времена истории сохранял человек, формировал его преимущество на планете и в космосе, теперь же этот естественный планетарно-космический процесс отбора прекратился. Прекращение отбора – это гибель человеческой сущности. Это очень тяжелый прогноз для планеты Земля.

2. Таким образом, планета может быть разделена на несколько эволюционных стадий: зарождение, появление, цефализация, постепенное завоевание преимуществ и эгоизация с уходом и гибелью. Не являются ли эти периоды эволюции такими же стадиями каждой индивидуальной жизни современного человека? Ведь человек рождается, формирует свои привычки, он должен питаться, у него имеется экологическое, позитивное окружение, затем он формирует свое положение в обществе, постепенно развивает свои таланты, но при этом он эгоизируется. В этом эгоизированном состоянии он постепенно теряет свои регенераторные процессы, теряет свою личную память и интеллект и уходит из жизни.

Больше того, бактериально-вирусный мир, который наполнил всю биосферу и сам человеческий организм, входит в конфликт, в террористическую фазу. И болезни инфекционные, вирусные, прионовые, нанобактериальные патологии в конце концов фиксируются в онкологии. Онкологический процесс – это та же закономерность, где новый клеточный клан, который должен завоевывать свое место в теле человека или животного, не подчиняется системам регулирования и выделяет раковый «тушитель» (А.Г. Гурвич), провоцирует другие факторы, которые не дают иммунным и полевым механизмам уничтожить этот опухолевый клан, который уничтожает организм. Гибель человечества от бактериально-вирусных хронических острых эпидемий, которые лежат в основе старения, и то, что мы называем сегодня склерозом или атеросклерозом, опухолью, и есть та же самая фаза, которая отражается на судьбах нашей планеты. Планета тоже гибнет от этого склерогенного эгоизированного клана. Клан, который служит Тельцу, – это рыночная экономика, которая губит человека, губит живую оболочку, биосферный чехол и погубит саму планету. «Деньги делают деньги» за счет жизни людей.

3. Возникает вопрос: как посмотреть, если это возможно, со стороны космического интеллекта на эту, по существу, бесконечно малую величину жизни на планете Земля. Для чего она нужна? Для интеллекта космоса это частица. По-видимому, космос формирует такие частицы (поле, домены) и в других мирах, в бесконечном пространстве ищет формы дальнейшего развития для объединяющих более объемных межпланетных структур или, может быть, целого ряда космических систем в более обобщенный единый процесс. Вопрос – «Для чего?». Для дальнейшего интеллектуального объединения, содружества, соподчиненности, формирования суперсистем или суперсуперсистем в макро- и микромасштабах. Наша же планета пока оказалась «изгоем». Она оказалась эгоизированным дефектом, угасающим организмом, она может быть обречена эволюцией космоса на гибель.

Сегодня, пока еще планета не погибла, важно вернуться от этих стадий развития планеты, включая возможную ее гибель, к личным жизням наций, людей, к их судьбам и понять всю медицинскую, экологическую индивидуальность каждого человека в свете реальной эволюции. Поэтому сегодня мы ставим вопрос об аналогии судьбы живого вещества планеты, самой планеты с биосферой, с переходом ее на новую ступень, условно названную ноосферой. Ноосфера – это начало процесса, пока есть техно(некро-) сфера, но есть «ноосфера» космическая, и тогда ноокосмос – бесконечные космические цивилизации с ноокосмосом – наше будущее (К.Э. Циолковский). Если это так, то и увеличение продолжительности жизни человека за пределы известных нам цифр (150–200 лет) зависит от нашего понимания этой космической стадии будущего нашей планеты. Сегодня наука и культура смыкаются, материальный и идеальный мир взаимодействуют на новой натурфилософской основе, и в этом состоит сегодня дальнейшее развитие всех форм научных, философских, естественно-природ- ных исследований. Голографические образы взаимодействуют с физическими живыми и косными телами.

4. Современное увлечение так называемым нанопространством, нанотехнологиями пока противоречит жизни (сущности живого вещества). Нельзя разделить симфонию Бетховена на наночастицы, нельзя разделить наш интеллект и мысль на наномысли, нанокорпускулы. Поэтому наноувлечение – это увлечение в материальный мир косного вещества. Это может быть полезно лишь для технологий производства, в медицине, биологии или в сельском хозяйстве, но думать, что мы откроем новое для себя явление в нанобиологии, пока преждевременно. Сегодня мы переживаем противоречие в естественнонаучном поиске: деньги тратятся на прибыль, на те науки, которые сегодня дают на рынок товар, рыночную стоимость. Но ведь рыночная стоимость постепенно убивает общество, а поиски космического эффекта развития, действительно космического интеллекта (о чем писал К.Э. Циолковский в «Монизме космоса») тормозятся потому, что за такие работы никто ничего не платит, наоборот, сторонников эих идей угнетают и дискредитируют. Сегодня наши задачи в Новосибирском международном институте космической антропоэкологии и состоят в том, чтобы найти соразмерность стадий космического интеллекта в целом с теми стадиями нашей планеты и со стадиями индивидуальной жизни каждого человека, где космический интеллект находит новый уровень своей интеграции (единство интеллектуальных и физических голограмм).

Наши предложения по гипомагнитным камерам, зеркалам Козырева, по спинорно-торсионным генераторам, распределению на планете Земля площадок в зависимости от солнечных и космических направлений связаны как раз с поисками следующей стадии, фазы вхождения человечества в космическую жизнь цивилизаций. Может быть, там будет открытие нашего будущего, может быть, в нашем присутствии и в нас самих уже существует эта доля космического разума, космического интеллекта. Мы отрицаем эти явления, обращая их к тем материальным, грубым, рыночно-бюджетным отношениям, к наращиванию наших противоречий. Нужен поиск, нужен уровень нового поиска

Заканчивая свою работу, В.И. Вернадский пишет об этом: «Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы, мы входим в ноосферу». Изменяя и углубляя эти слова, мы можем сказать, что мы переживаем новое космическое изменение нашей планеты. Мы с планетой входим в космопланетарный интеллект, и вхождение в этот интеллект связано с колоссальным противоречием. Важно подчеркнуть, что если мы не изменим нашу мораль, идеалы, то, что мы называем демократией (равенство всех людей должно соответствовать равенству космического интеллекта), то не сможем никогда войти в систему космического интеллекта и космический интеллект (космический Творец) уберет с планеты Земля жизнь, а сама планета космическим миром будет уничтожена.

5. Вернемся к индивидуальной жизни каждого человека – к витальному циклу начиная с оплодотворения яйца сперматозоидами, эмбрионального периода и всего постнатального пути жизни. Видимо, первичная биосфера была гетеротрофна, это гигантское количество бактериально-вирусных, протозойных и других организмов, которые усваивали энергетические потоки космоса, Солнца, Вселенной. Можно полагать, что на каждой стадии индивидуальной жизни таким своеобразным индикатором относительно всех космических и некосмических излучений, известных нам, в организме и в самой биосфере является этот микромир – мир бактериально-вирусных ассоциаций симбиозов. Этот мир вжился и «сживался» с нашими организмами, мы не партнеры, мы единое тело. Собственно бактериально-вирусная часть – это, по существу, наш полиморфный, много видящий «орган», такой же, как слух и зрение. Этот «орган» тончайшим образом реагирует на все экологические флюктуации и меняется, адаптируется Но т.к. бактериально-вирусный мир в содружестве с клетками, друг с другом, с протозойными организмами размножается и делится очень быстро, он реагирует, изменяя, по-видимому, свои поколения так, что сами клетки, будучи еще в состоянии роста, начинают быстрее чувствовать эту среду. Мы через среду бактериально-вирусного мира внутри нас и вне нас (на кожных, слизистых покровах, в желудочно-кишечном тракте, легочных системах и т.д.) как бы являемся постоянным исполнителем тех тончайших нюансов, которые формируются в результате высокой чувствительности ко всем полевым и физическим структурам бактериально-вирусного симбиоза, который насыщает наше тело. Через такие флюктуации мы приобретаем и защитные, и предупредительные, и превентивные свойства. Если эта флюктуация будет выше, симбиоз уходит за пределы допустимости, возникает диссимбиоз. Диссимбиоз – не только возбуждение отдельных форм, скажем, стрептококковых или др. вариантов бактерий, вирусов и др., это целый ансамбль. Если в этом ансамбле определенные формы бактерий начинают агрессивно, бурно размножаться, мы называем это эпидемиями, инфекциями, но это только на поверхности, а внутри это словно гигантские волны диссимбиотического океана, живого мира, в котором мы присутствуем каждый день и каждую минуту. Диссимбиоз – фундаментальное явление, следствием его являются генетические, иммунные и др. механизмы, они вторичны. Взаимодействуя друг с другом, с предметами, с окружающей средой, мы обмениваемся бактериально-вирусной, прионовой средой и неизвестными живыми факторами в физическом и биоголографическом потоке. Таким образом, между нами существует постоянное поле информации, а если эта среда чувствительна к солнечным вспышкам, к изменениям космических ритмов, к различного рода спинорно-торсионным, плазмоидным всплескам и т.д., то, реагируя на эти процессы, бактериально-вирусная среда может предоставлять нам опережающую, предупреждающую информацию1. Вот почему много людей, например, только накануне новолуния начинают плохо себя чувствовать, а другие люди – на 2–3-й день после полнолуния, одни испытывают аллергические симптомы в один период, а другие – в иной. Здесь много других материальных, химических, органических факторов – с иммунологами и клиницистами надо согласиться. Но очень многие явления природы, которые 1 Чижевский А.Л. Физические факторы исторического процесса. 1924. Чижевский А.Л. Эпидемические катастрофы и периодическая деятельность солнца. 1930. видит врач, не укладываются в его теоретический подход, казалось бы, уже довольно точно подтвержденный. Мы сталкиваемся с миром симбиотического, физического, голографического неразделенного живого пространства, на которое бактериальный мир оказывает трофическое, иммунологическое, информационное воздействие, и этот мир является нашим индикатором, чувствительным «прибором», «органом» высокого и тонкого настроя на внешние, различного рода солнечные, космические, лунные, годичные, сезонные, погодные ритмы, а также на наше техногенное воздействие. Есть много факторов, когда опережающее, предупреждающее бактериально-вирусное действие как бы спасает людей. Это не только иммунитет, не только изменение клеточного или гуморального иммунитета, это свойство самих клеток, неизвестных еще для нас, бактериально-вирусных защитных, адаптивных процессов. Можно говорить, что симбиотическая система – это неизвестная для нас сложнейшая адаптивная функция организма, в которой принимают участие симбионты микромира и клеточные структуры, наши согласованные регуляторные процессы, начиная от нервных, гормональных, психических и заканчивая регенераторными, ферментативными, генетическими, эпигенетическими процессами. Это новая страница в понимании эволюции индивидуальной жизни.

Если рассматривать оплодотворение, беременность, ранние и поздние стадии беременности, новорожденных, то с этих позиций открываются новые пути (возможности) укрепления здоровья и профилактики. Речь не идет о вмешательстве в генетический аппарат. Бактериально-вирусная среда, симбионты – это естественно-природный эпигенетический механизм, он нас адаптирует, спасает, выручает во все периоды нашего возраста. Здесь перед нами открываются совершенно новые перспективы, и к этому необходимо серьезно прислушаться.

6. По-видимому, предстоит определить схему оценки состояния симбиоза и вариантов диссимбиоза. Отношение симбиотических и диссимбиотических эксцессов может дать определенную шкалу для каждого человека с учетом перенесенных инфекций и определить, насколько его симбиотический статус достаточно прочен и имеет ли он достаточно большое количество резервов для сопротивления, с тем чтобы создать шкалу иммунологических, лекарственных, климатоэкологических факторов для укрепления этого статуса. Т.е. мы приходим к классификации состояния здоровья организма на новой основе. Видимо, эта основа заложена в целом ряде известных народных сочетаний, прежних медицинских прогнозов (особенно школы С.П. Боткина, Г.А. Захарьина). Мы подходим к новому пониманию адаптации иммунологического статуса, к тому, о чем мечтали крупные иммунологи и особенно эволюционисты. Надо сказать, что в российской школе патофизиологии есть много таких предпосылок. Например, известны работы о так называемых трофических инфильтратах лимфоцитов (в кишечнике, печени, почках, легких). Там нет воспаления, признаков иммунного конфликта, но что происходит и как стимулирует эту реакцию бактериально-вирусный пейзаж, остается неясным. В свое время в экспериментах мы показали, что при лечении гепарином животных, отравленных сулемой (сулемовый эффект под влиянием гепарина нивелируется), у таких животных выявлялось большое количество лимфоидных инфильтратов. Еще 15 лет назад профессор А.Д. Макаричева показывала, что у беременных женщин артериовенозная разница может существенно отличаться в том, что в венозную кровь из ткани вытекает значительно больше лимфоцитов (лимфоцитарных клеток), чем их втекает у этой же женщины из артериальной части бассейна. Оказалось, что у женщин, у которых лимфоциты превалировали в вытекающей крови, в самые поздние периоды беременности возникали токсикозы. Явление осталось незамеченным, оно упоминалось в печати и не используется. Подобные эффекты описаны нами на курорте Белокуриха после приема радоновых ванн. Сегодня много искаженных представлений и о роли плаценты, эндометрия. По-видимому, речь идет о сложных процессах взаимодействия бактериально-вирусного, протозойного пейзажа половых органов, кишечника и т.д. с защитными клеточными морфологическими структурами.

Мы описывали, что микроциркуляция (микрорайон) имеет три фазы функции капилляра: 1) плазменное течение крови; 2) кровь с эритроцитами; 3) возникновение в капилляре стаза – тромба (микротромб на 0,5–1,0 минуты). В это время нет тока крови, мы только видим этот тромб, но по существу в это время кровь капилляров и ткани объединяется1. Это единый массив. Какие клетки мигрируют из ткани в кровь, из ткани в капилляры и обратно, какую роль играет эндотелий и как ведут себя здесь бактериально-вирусные начала, остается неизвестным. Есть много новых фактов, которые необходимо учитывать и оценивать с точки зрения фундаментальной позиции симбиоза эволюционного процесса организма животных и человека, оценивать клинику, особенно прогноз. Миграция жидкости (воды, кровь-ткань) часто не соответствует известной закономерности Старлинга; возникает проблема механизмов сверхтекучести крови в капиллярах при телесной температуре. По-видимому, открываются новые перспективы для лечения и продления жизни, управления беременностью, лечения детей и т.д., а не только для профилактики. Нужно думать, искать, исследовать в новых аспектах эту проблему.

Проблема соотношения или взаимодействия теперь уже более сложного симбиоза позволяет предполагать о возможных симбиотических или, может быть, более глубоких космофизических, биологических процессах, таких как взаимодействие голографического пространства, но не физической голограммы, а тех «голограмм», о которых пишут К. Прибрам, Д. Бом, С. Гроф и др.1 Это и есть «феномен Козырева».

7. Если в пространстве вокруг нас мы воспринимаем физический мир с помощью органов чувств и приборов, которые мы помещаем в микро- и макрокосмос, в живое и косное вещество, то мы видим соответствующие формы, фигуры, процессы, физическое движение, временные изменения в пространстве Эйнштейна-Минковского. Физические голограммы, которые хорошо известны, – это то же самое пространство Эйнштейна-Минковского. Возникает вопрос об эфиро-торсионных процессах. Эфиро-торсионные механизмы и пространство могут проявлять и вызывать такие формы естественно-природного свойства, которые можно условно отнести к голографическим механизмам другой сущности. Говорят о «черных дырах», о темном веществе. Я хочу напомнить, что Яков Зельдович еще в 1971 г. объявил об открытии существующих в природе «миниатюрных черных дыр», которые он назвал «отоны» (аббревиатура от фразы «общая теория относительности»). Лабораторные эксперименты, проведенные британскими физиками, показали, что отон представляет собой частицу размером с атомное ядро, но с массой, в 40 раз превышающей массу атома. Отоны присутствуют в природе подобно всем прочим микрочастицам. «Черные микродыры» присутствуют и в космосе, и в земных недрах. Полагают, что эти формы «микродыр» существуют внутри клеток – в клеточных ядрах, в биологическом пространстве наших тел и другого живого вещества. Исследования продолжаются: есть много биологических гипотез о роли отонов, требует внимания и доказательство возможности существования «черных микродыр». Если говорить о материализации эфира1, то это новая дискуссионная постановка вопроса. Если мы видим материальное тело с помощью приборов, конструируем его технически, то мы фиксируем физическое явление в потоке или во взаимодействии в пространстве Эйнштейна-Минковского. Можно думать, что если голографическое пространство (пространство Козырева) существует, то человек, обладающий способностью присутствовать или входить своим полевым пространством (своим доменом) в мир пространства «дления» энергии-времени Козырева, может видеть и ощущать некие явления, которые в пространстве физическом выявляются иначе. Но если наблюдатель эти голографические конструкции меняет, убирает из тела человека, из биологических процессов природы, окружающей среды, то можно обнаружить, что и физические тела, которые как бы присутствовали в этом голографическом варианте, тоже исчезают или, наоборот, появляются (исчезновение физического времени). Имеется много серьезных фактов взаимодействия с целителями, которые подтверждаются достоверным количеством историй болезней и снимками. Такие целители «видят» внутри организма функции и патологические процессы. После определенных взаимодействий они могут «войти» в тело человека, «захватить» патологический процесс и «вытащить» его из тела наружу. Это не филиппинская хирургия, которая описывалась и снималась. Это явление, которое существует в природе. Есть и другие примеры, которые мы не можем сегодня сопоставить с таким процессом. Голографическое пространство, голографическая вселенная, описываемые в отечественной и зарубежной космологии, предполагают, что человек не только находится в голографическом пространстве Прибрама и Бома, но и проникает в физические тела и управляет этим голографическим пространством. Манипулируя голографическими явлениями, он может их восстанавливать, убирать или изменять. Этот «эфироторсионный» голографический процесс реализуется, материализуясь потом в пространстве Эйнштейна-Минковского. И те материальные, косные или живые пространственные явления, которые до сих пор фиксировались, снимались, регистрировались приборами, вновь исчезают или появляются.

Таким образом, имея в руках голографический мир, человек, обладающий этим свойством или вооруженный этим свойством на площадке планеты, может в самом отдаленном или самом близком пространстве «материализовать» вдруг косные или живые тела. Эта материализация не есть фантастика или легенда, она «переносит» эфиро-торсионный голографический мир в физическое пространство и время, и этот мир материализуется. Он обращается в атомно-молекулярную физическую материальность с ее свойствами, которая присуща пространству Эйнштейна-Минковского. Это загадочное явление, но, по-видимому, оно присутствует и в нашем организме, в нашем поведении и в той эволюции, о которой говорилось выше, когда эволюционировала планета. А она эволюционировала и в голографическом мире нашей Вселенной, а не только в известных физических полях в соотношении информации-энергии атомных сильных, слабых связей, гравитации и т.д. Если допустить такое предположение, то целый ряд явлений, которые описываются как казуистика, которые порой относятся к так называемой лженауке и которые мы отрицаем, таким образом, представляют собой новые факты в науке и наши перспективы. Ведь и микроскоп, который был использован для открытия микроорганизмов и клеток, в свое время тоже вызывал сомнения, также как и телескопы, и целый ряд других физических приборов и свойств, которые открывались, но не признавались сразу. Эта проблема (уже не симбиоза, а определенной гармонии, симметрии) стоит перед современной наукой и культурой. Относится ли голографический мир к идее нанотехнологии? Можно ли изменить голографический (не физический) мир, используя натурфилософский и физический принцип нанотехнологий? Нанотехнологии – это только первый шаг, проникновение в голографический мир – это не нанотехнологии, это технологии пространства, по существу, голодинамики. Это проблема.

8. Я думаю, что в наших работах по межклеточным взаимодействиям1, в работах А.М. Кузина2, в работах по трансперсональным связям3 необходимо новое творческое движение. Это связано с патологией и диссимметрией космического интеллектуального мира. Нужна свобода поиска и мысли.

Еще раз подчеркну, что, развивая идеи В.И. Вернадского об особой природно-космической сущности живого вещества в отличие от косного, вряд ли можно согласиться с современными утверждениями, что жизнь – это только белково-нуклеиновые структуры.

Можно ли признать понятие живого вещества только как белково-нуклеиновую форму и как единственную форму жизни, а значит, и интеллекта, не только на нашей планете, но и в солнечной системе, Вселенной мироздания? По-видимому, нет. Поэтому вопрос о происхождении белково-нуклеиновых структур – это важное научное направление, но это наше мнение сегодня, а возникновение жизни, живого вещества в более широких масштабах, в пространствах, о которых говорилось выше, где монада может быть больше, чем физическая бесконечность, – это вопросы ХХI века. Без них ни дальнейшее освоение и сохранение планеты, живого вещества, ближайшего космического пространства, ни переселение живого вещества и людей на другие планетарные образования, по нашему убеждению, невозможно.

9. Вернемся к началу – к футурологии. Сегодня предсказывается возможность солнечных неадекватных выбросов энергий, попадания на поверхность Земли больших метеоритных тел, возможных тектонических изменений на материках и океанах, изменение климата, уровня Мирового океана, таяние льдов, дефицит воды, значительные технократические катастрофы. Это правильно, это нужно учитывать и искать физические или космофизические меры профилактики и предупреждения. Никто не отрицает актуальности этой проблемы. Но нарушение симбиоза (дисбактериоз), возможность генетического дефолта, который может угрожать всей биосфере сразу при определенных и полевых электромагнитных, гравитационных, спинорно-торсионных эфирных потоках, – это глобальная угроза, она остается пока в тени. Элементы угроз в виде вспышек эпидемий, хронических заболеваний, попадания людей в определенную зависимость от инфекций, которые сегодня выделяются в отдельные главы, – это только эпизоды скапливающихся будущих опасностей. Это то, что сегодня называют «человеческий фактор». По существу, мы присутствуем в эволюции планеты, где угроза диссимбиоза как тотального катастрофического события надвигается. Она не физическая, не та, о которой много пишут и говорят, она космобиологическая, космоинтеллектуально-биологическая, биоголографическая, социальная. Эти проблемы смыкаются на данном уровне, и сегодня постановка в наших лабораториях именно этой проблемы, развитие отечественных работ о роли инфекций, об их соотношениях, а также возвращение к работам С.Н. Виноградского об автотрофных бактериях В.И. Вернадского приобретают иное значение. Клиника инфекционных болезней как будто бы превратилась в самостоятельный курс практики медицины и профилактики, это правильно, но это только малая часть общей проблемы. Нужно вернуть эту проблему, не отрицая ее детали, вернуть всю проблему эволюции планеты в настоящее время, где строится не биосфера, а технократический мир (некросфера). Сказанное – это эпоха нашего космопланетарного механизма, научного взрыва, практики и гарантий сохранения здоровья и выживания человека на планете Земля. В этих аспектах России принадлежит особая историческая роль! Открытие новых источников физической энергии проблему автотрофности не решает.

10. Напомним известные работы Н.А. Козырева. На основании астрофизических исследований он показал возможность нового космического пространства энергии-времени1. В этом пространстве живое вещество и интеллект выявляют новое свойство бесконечности (дление), где исчезает физическое время. Возможно, что само это пространство (феномен Н.А. Козырева) есть проявление живого космоса, а потоки субатомных частиц проявляют себя различно в пространстве энергии-времени Козырева и пространстве Эйнштейна-Минковского. Свойства этих потоков в пространстве Козырева обеспечивают дление живых организмов планеты, интеллекта человека и биосферы. В потоках дления эти свойства меняются, они выявляют другую физическую сущность, дление носителей жизни исчезает, они стареют (уходят из жизни).2 Новые материалы и идеи представлены в работе А.В. Трофимова «Новые голографические технологии в космической экологии, геронтологии и профилактической медицине» (2010).

Возможно, что выявленные нами изменения изотопических форм углерода 12, 13 (С13, С12) с возрастом в живых организмах животных и человека и есть эффект такого механизма старения, обращение субатомных потоков из пространства Козырева в пространство Эйнштейна-Минковского). Это проблема будущей космогонии. Нельзя не учитывать и космические планетарные циклы. В этом аспекте интеграция глобальных космопланетарных процессов, космопланетарной культуры особенно необходима.

Если человечество не поймет капиталократического рыночного подхода, то оно приблизит свою диссимбиотическую гибель, диссоциацию космических потоков, потому что человек не может избежать этой среды, каким бы богатым он ни был. Он (человек) не может заключить себя в стерильный дом, в стерильную капсулу или улететь, он присутствует, и его присутствие неминуемо повлечет гибель, как, впрочем, и всех остальных людей. Это проблема современности, и она должна быть принята. Это и есть тот интегрально-космофутурологический аспект, который настолько присущ отечественному космизму.

Территория России, ее народонаселение имеет свои особенности во всех пунктах, изложенных выше, поэтому геофизика, эпидемиология, система профилактики, лечения, потока миграции людей, животного мира в региональном и мировом масштабе специфична для нее. Для России, ее экологии, эпидемиологии, для сохранения симбиоза на ее территории, а также на территории планеты Земля – это фундаментальная, специальная задача, задача сибирских и российских ученых, экологов, биологов, врачей, эволюционистов, историков. Материала много, его необходимо собирать и обобщать. Таковы перспективы космопланетарной футурологии России и планеты Земля.

Изложенные проблемы отражают фундаментальные и прикладные направления в работе Международной славянской академии и ее Сибирского отделения. Многое из названного не однажды обсуждалось в работе собраний Сибирского отделения, в работе секций. Актуальность возможных вопросов очень быстро нарастает. Уже очевидно, что культуры национально-политических центров планеты потеряли пути углубленной дифференциации, движение и объединение требуют и новых путей глобальной интеграции. Это относится и к социальным, демографическим (национальным) особенностям, и к взаимодействию различных направлений искусства, литературы, образа жизни. Особенно актуальны объединения космопланетарных научных направлений. Времени сохраниться у человечества осталось мало.

Я обращаюсь еще раз к руководителям обществ и объединений ради грядущей истории наций планеты принять к обсуждению и согласию Декларацию прав культуры, предложенную академиком Д.С. Лихачевым на новой, уже планетарной основе ХХI века.

Уместно напомнить пророческие слова В.И. Вернадского («Задачи и организация прикладной научной работы академии наук СССР», 1928): «Чем тяжелее и хуже экономическое положение страны, чем оно экономически грознее, тем решительнее надо становиться на путь направления больших материальных средств на создание народного богатства, неизбежной предпосылкой которого является сейчас научное знание», ведь сегодня в России нарастает кризис культуры и науки.

Академики В.П. Казначеев и Д.Б. Пюрвеев

Академики В.П. Казначеев и Д.Б. Пюрвеев у аппарата системы Козырева («Зеркала Козырева»), позволяющего помещать человека в пространство энергии-времени, где прошлое, настоящее, будущее показаны как единое астрономическое целое